Детский парк

Дом культуры

Горпарк

Павловский

"Шуйские известия"

В ГДК состоялся концерт знаменитого во всем мире ансамбля классического джаза под руководством Валерия Киселева. 
Валерий Борисович – наш земляк, ровно пятьдесят лет назад он впервые выступил перед публикой, и дебют этот состоялся на сцене шуйского Дома культуры. Потом были выступления на известных российских и мировых площадках, в составе джаз-оркестров Олега Лундстрема и Анатолия Кролла, государственного академического симфонического оркестра кинематографии и, наконец, создание собственного джаз-квартета, названного позднее «ансамблем классического джаза».

 

Это первый букет, врученный нашему земляку на этом концерте. Таких подарков было еще множество…

Конечно, пресса не могла остаться в стороне от столь знаменательного события, как приезд ансамбля на шуйскую землю.
- Валерий Борисович, сколько лет на малой родине не были? – первое, о чем спросила знаменитого музыканта.

- В Шую я каждый год приезжаю. Здесь похоронены родители, живут родственники… Здесь отдыхает моя душа – я очень люблю выходить на берега Тезы, любоваться колокольней, бродить по старым улицам.
За рекой, на Северных и Нагорных улицах, на заборах до сих пор, наверное, висят нитки от моих мальчишеских штанов (смеется).
- Город меняется?
- Да. Сегодня впервые прошел по новому «Бродвею» (ул. Малахия Белова, прим. авт.), где в свое время ездил на велосипеде. Ребята из ансамбля, смотрю, удивлены. Они много стран мира повидали, но Шуя поразила. Тем более, мы попали на крестный ход (впечатляющее зрелище!), полюбовались колокольней.
- Расскажите о своих родителях.
- Они работали на Тезинской фабрике. Папа был слесарем, мама – кассиром. Оба очень любили музыку и мечтали, чтобы я стал музыкантом. Особенно мама, только она боялась, что я стану пьяницей. В Шуе многие гармонисты любили выпить.
- В какой атмосфере Вы росли?
- В непринужденной. Бегали, гуляли ватагами по дворам, ходили в лес, делали городки, запускали змеев. Меня, правда, от беззаботных мальчишеских забав сильно отвлекала музыкальная школа, и, наверное, не напрасно.
- По какому классу учились?
- По классу баяна. Моим педагогом был Рудольф Геннадьевич Таринов, гармонию и сольфеджио преподавала Аза Алексеевна Калиберда.
- Так, значит, первое ваше выступление было не на саксофоне?
- На баяне! Я первый раз вышел на сцену ровно 50 лет назад, 25 мая. Это был отчетный концерт музыкальной школы. Я проучился год, и должен был играть песню.
В зале сидели все мои родственники и ждали дебюта. Но вдруг подошел завуч и сказал, что концерт затянулся, номера сократили, и я могу идти домой. Домой я не пошел, остался сидеть за кулисами. По щекам текли слезы. Мимо проходил Рудольф Геннадьевич. Я объяснил ему, почему плачу. Он сделал все возможное, и мне разрешили выступить… Помню, я очень волновался.
- А сегодня тоже волнуетесь?
- Сегодня день знаменательный. Этот концерт – встреча с моими земляками, родственниками. Многих я уже не узнаю, ведь прошли десятилетия.
- Неужели такое возможно: учились играть на баяне, а стали саксофонистом? Как это произошло?
- Очень просто. Поехал работать баянистом в лагерь «Сосновый бор», там был пионерский горн. От любопытства извлек из этого горна за лето все звуки, которые только можно было извлечь.
Но и этого показалось мало: у моего друга Аркадия Иванова была труба, и я стал учиться играть на ней. У баяна сто кнопочек или сто пятьдесят, а у трубы – всего три.
Я быстро освоил этот музыкальный инструмент, и когда поступил в музыкальное училище, параллельно занимался на трубе. Потом купил кларнет. На нем меня учил играть Саша Теплов, музыкант местного оркестра. Он показал мне аппликатуру, я постепенно стал заниматься и, окончив училище по баяну, стал получать второе образование, уже по классу кларнета.
Саксофон – это родственный кларнету инструмент, на котором мне очень хотелось научиться играть, но было негде: образование по классу саксофона появилось гораздо позже, в Москве. Я стал учиться сам.
- Ну, а баян берете в руки?
- Бывало, что брал. Мы работали в отеле «Метрополь», где играли не только джаз, но и легкую музыку. Я приобрел «пятирядку», и хоть и не брал в руки баяна 15 лет, но пальцы – они все помнят. Взял инструмент и заиграл моментально. Мы тогда исполняли некоторые джазовые обработки, сделали программу «Танго», а сейчас играем джаз в стиле «свинг».
- Америка 30-х?
- Да. 30-е годы – единственное время, когда джаз был «попсой». Большие «свинговые» оркестры под руководством Глена Миллера, Бенни Гудмана, Джимми Лэнсворда ездили по штатам. Только в американском профсоюзе было около 40 тыс. джазовых музыкантов! Джаз звучал по радио. Причем «в живую». Оркестры приходили в радиостудии и играли ночи напролет, в режиме нон-стоп.
Огромными тиражами продавались пластинки, во всех городах стояли музыкальные автоматы, и за пять центов можно было поставить любую мелодию.
В 30-е годы в Америке джаз играл на танц-площадках. Мои кумиры – Дюк Элингтон, Бенни Гудман играли на танцполах. Да, так было! И только в 38-м году Бенни Гудман выступил со своим оркестром в Карнеги-Холл.

Андрей Фолько (контрабас) и Павел Тимофеев (ударные)

На сегодняшний день наш ансамбль – один из немногих играющих «свинг» в России, да, в общем-то, и в Европе. Этот стиль уважают и джазмены, и публика.
- Познакомьте, пожалуйста, читателей с вашим коллективом.
- С удовольствием. Роман Дмитриев – пианист. Молодой музыкант, в свободное время работает в оркестре московского цирка, занят в различных малых составах.
Павел Тимофеев – барабанщик, он играет в самых различных составах, в том числе и со знаменитыми американскими оркестрами.
Контрабасист – Андрей Фолько. Андрей иногда гастролирует с известными рок- и поп-звездами, но джаз не бросает.
Максим Пеганов – самый востребованный в Москве тромбонист, солист оркестра Олега Лундстрема.
- Чем для вас определяется уровень мастерства?
- С профессионалами не нужно много репетировать. К примеру, наш ансамбль. Я печатаю ноты так, чтобы нотный лист не вызывал вопросов. Мы репетируем один раз и идем на концерт. Те музыканты, которые требуют дополнительных встреч, нам не интересны. Минимум репетиций – вот это мастерство! И, конечно, никаких ляпов на концерте.
- В наше время джаз популярен?
- Он стал элитным искусством, он для тех, кто понимает эту музыку и любит ее. Сейчас джаз развивается, некоторые даже специально обучаются танцам под «свинг». А слушатели везде разные. Где-то более подготовленные, где-то – менее. На мой взгляд, самая лучшая публика в Европе – поляки, потому что в Польше джаз воспринимали как протест. Я не протестовал, когда начинал играть джаз – просто любил эту музыку.
- Сегодня на концерт пришло много молодых музыкантов. Что Вы им пожелаете?
- Любить музыку! А чтобы ее любить, не обязательно быть профессионалом. Все попытки моих знакомых «за уши» втянуть в профессиональную музыку своих детей заканчивались неудачно.
Знаете, чем отличается любитель от профессионала? Любитель любит музыку, а профессионал ее с детства ненавидит! Это, конечно, шутка. Но в каждой шутке есть доля правды. Любите музыку, слушайте ее, наслаждайтесь ею!
- Спасибо Вам, Валерий Борисович, за беседу. Счастья Вам, здоровья, и почаще приезжайте в родной город!


Беседовала Елена Бочкарева.
Фото А. Кулькова.

Наши коллективы

Как нас найти?


МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ «ШУЙСКИЙ ГОРОДСКОЙ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ КОМПЛЕКС»

Юридический адрес: 155900  ИВАНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ,  г. ШУЯ, пл. ЛЕНИНА, д. 15

Директор МАУК «ШГСКК» Калиберда Юрий Евгеньевич

Методический отдел: 8(49351) 4-31-94      Касса/вахта: 8(49351) 4-30-27      Бухгалтерия: 8(49351) 3-72-12      КЦ "Павловский": 8(49351) 4-84-98