Странствующие Тибетские Монахи Из Тантрического Монастыря Гьюдмед В России Док Фильм

Оцени!
4.3 5 212

Тибетские монахи из тантрического монастыря Гьюдмед в России док.фильм 2004 год

Россия. Южно-Российское Общество Друзей Тибета «УРУСВАТИ»
Режиссер: Максим Рожков

Фильм, повествует о приезде тибетских лам тантрического монастыря Гьюдмед в г.Краснодар включает в себя построение и разрушение песочной мандалы сакрального тантрического ритуала, а также фрагменты церемонии Белой Тары.
Сегодня у западных людей появилась редчайшая возможность в живую соприкоснуться с тайными практиками тибетского буддизма.

О Монастыре Гьюдмед

Буддийский монастырь ― это место, исполненное безмятежности, физической простоты и душевного покоя. Здесь вы можете с головой погрузиться в учебу или изнурять себя практикой, а потом прерваться, расслабиться, играть и резвиться, как дети. Старшие монахи в свободное время что-то мастерят, изучают сложные научные труды, погружаются в медитацию и созерцательные ритуалы, или принимают своих учеников-мирян и родственников. В монастырь уходят те, кто решил отказаться от «домашней жизни» (обыденных занятий и привычного быта), но при этом монастырь не является местом для затворничества. Скорее, это сообщество изучающих, преподающих и практикующих учение Будды, Дхарму, путь к просветлению. В изучении здесь опираются на свод буддийских священных текстов «Трипитака», состоящий из трех частей: свод правил монашеской дисциплины, изречения и проповеди Будды и научные трактаты о мудрости. Повседневная практика состоит из духовного обучения, также включающего в себя три составные части: обучение нравственному поведению, медитации и мудрости (шила, самадхи, праджня).

Однажды монахи тибетского монастыря Гьюдмед были приглашены в покои Тринадцатого Далай-ламы для исполнения особого ритуала. По завершении церемонии Его Святейшество велел своему помощнику угостить монахов чаем и, когда тот выполнил его указание, попросил его вернуться к ним и послушать, о чем они говорят. Помощник подхватил чайник и спустился вниз. Он услышал, как кто-то из монахов произнес:

― По всему видно, дождя сегодня не будет. Небеса чисты, ни единого облачка.
Помощник поднялся к Его Святейшеству и доложил:
― Монахи говорят о погоде.
― Что именно они сказали? ― поинтересовался Далай-лама.
― Сказали, что на небесах ни единого облачка, ― ответил озадаченный помощник.
― Ступай и добавь в чай побольше масла, ― промолвил Далай-лама, который тотчас же догадался, что чаю не достает пышной белой пены, какая бывает от тщательно взбитого масла. Жирный маслянистый чай всегда считался в Тибете самым вкусным…

Духовный лидер Тибета совсем не случайно волновался, довольны ли его гости поданным чаем. Среди нескольких тысяч тибетских монастырей, есть только два, где многочасовые, а порой и многодневные ритуалы составляют основу движения по духовному пути, и потому монастырская чашка, куда на протяжении всего ритуала время от времени подливают чай, поражает своими внушительными размерами.
Один из них Гьюдмед, тантрический монастырь с пятисотлетней традицией, где все монахи владеют стилем пения, который способен вселить благоговейный трепет в сердце не только верующего тибетца, но и любого человека, случайно заглянувшего в эту сокровищницу высших буддийских практик.
Сами монахи называют свой стиль пения голосом Ямантаки, божества-победителя бога смерти. Поскольку лишь люди, взошедшие на высочайшие вершины духа, могут представлять себе, как именно звучит голос этого мощного просветленного существа, в монастырских текстах он сравнивается с «рокотом лавины, сходящей с заснеженных гор» или «стремительной горной рекой, перекатывающей камни».
Но к каким бы красивым метафорам ни прибегали составители древних текстов в попытке объяснить этот стиль будущим поколениям монахов Гьюдмеда, тантрическое пение едва ли поддается словесным описаниям, им нужно овладеть, чтобы постичь. Именно поэтому вы никогда не получите сколько-нибудь вразумительного ответа, если спросите у монахов Гьюдмеда, как им удается извлекать столь необычный звук.
В самом монастыре нет специальных занятий, где бы монахи осваивали эту технику пения, хотя каждый из них обязан со временем научиться петь в этом стиле. Как и во многих других аспектах освоения тантры, решающую роль здесь играет непосредственное взаимодействие между учителем и его учеником. Учитель, который в совершенстве овладел голосом Гьюдмеда, способен на энергетическом уровне передать свое понимание и навык молодому монаху посредством одной только демонстрации пения, без каких-либо особых объяснений. Ученик сперва внимательно слушает наставника, а затем пытается подражать ему в меру своих способностей. Как только ему удается впервые извлечь из глубин своего существа рык Ямантаки (каким бы слабым и неумелым он ни казался поначалу) остальное, как и всё в буддизме, ― дело практики.